Рубрика: Суспільство

15 листопада

На пути в Европу: Налево Мукачево, направо — Чоп, Берегово — прямо...

foto

До Евро-2012 остается чуть больше полутора лет. Для болельщиков это много, для устроителей — мало. Стадионы, поля, гостиницы, транспорт, дороги, обслуживание... Высокие украинские чиновники ездят повсюду с проверками, наверняка устраивают разносы и показательные порки. Им устраивают разносы еще более высокие чиновники. На самом же деле многое еще только предстоит.

19 октября Виктор Янукович присутствовал при вводе в эксплуатацию почти двухсоткилометрового участка одной из главных магистралей. А 8 ноября открыли движение на транспортной развязке 152 км дороги М06 Киев — Чоп. На развязке использованы самые современные технологии, здесь установлены 16 дорожных знаков и освещение на 2,5 км пути. По этой дороге в 2012 году поедут сотни тысяч болельщиков. Weekly.ua проехал по маршруту Киев — Чоп — Захонь — Венгрия — Австрия — Германия и делится своими впечатлениями о поездке.
 
Жизнь без стандартов ЕС: преимущества и недостатки

Я пропустила самолет Киев — Мюнхен. В Германии билет на прямой рейс туда и обратно (last minute — в последнюю минуту) стоит от 270 до 300 евро в зависимости от сезона. В Украине таких фирм-посредников пока нет: цена билета в один конец — около $1000, с пересадкой — порядка $700. В эти дни в Киеве были мои мюнхенские приятели с машиной. Я решила возвращаться с ними.

Выехали рано. Мучительные пробки еще не начались. Только в конце Воздухофлотского проспекта из-за аварии скопились автомобили: водитель джипа, видимо, хотел обогнать фуру. Перевернутая, с разбитыми стеклами, она лежала в кювете, там же — джип. Несколько легковушек столкнулись. По сторонам — все цвета и оттенки золотой осени. Мечта художника. Километров через двести захотелось остановиться. Покурить, помыть руки, размяться.

Ждем указателя WC. Не появляется. Нет и привычных для тех, кто часто ездит по Европе, специальных заездов на автобанах со столиками, скамейками, урнами и туалетами. Но эта дорога — не автобан. Положение приближается к критическому. Через несколько минут придорожный ресторан-кафе. «Нас не пустят, и неудобно как-то». — «Пустят. Мы попросим». Насупленная тетя смотрела сериал, возражать не стала, не отрываясь от телевизора, вытянула руку в нужном нам направлении. В кафе было пусто, в туалете — чисто. Покурили и отправились дальше.

Четырехполоску с плохим покрытием сменила обычная дорога с кочками и ямами. И все бы ничего, соблюдай водители правила. Но чем больше и роскошнее машина, тем более безбоязненно нарушают. Грузовики идут один за другим в обоих направлениях, но любителей быстрой езды сие не смущает, а оттого постоянно возникают аварийные ситуации. Привычные для западных дорог ограничители по обочинам есть не везде. Вот что пишут авторы комментариев на сайте «Автодороги Украины».

«Проехал на Рождество по маршруту Киев — Свалява — Киев. Дороги убитые. Ремонт автомобиля потянет на приличную сумму. Хорошо, что живы остались. Ямы там, где по определению их не должно быть. Знаков нет, ограничения дорожного покрытия нет. Гуржоса и иже с ним надо за то место, которое Кучма говорил, подвесить за такие дороги и ремонты. По-хорошему надо подавать в суд на автодор».

А вот что написал поляк, проехавший в обратном направлении — от Чопа до Киева.

«Дорога Чоп — Львов — Житомир — Ровно просто кошмар.

Чоп — Стрый — асфальтное покрытие нормальное, но только одна полоса в каждую сторону. Местами дополнительная полоса для обгона грузовиков, которых, как правило, очень много.

В Стрые будьте осторожны при переезде через железнодорожный переход, а то потеряете колесо. Советую ехать по противоположной стороне! Да, и железнодорожные переходы на главной дороге международного значения бывают!!!

От Стрыя до Львова одна полоса в каждую сторону, кроме где-то 10 км дороги с двумя полосами в каждую сторону. Асфальт более-менее.

От Львова до Ровно просто кошмар. Покрытие — хуже грунтовой дороги, или идет стройка. Одна полоса в каждую сторону.

От Ровно до Житомира много строек, асфальт нормальный. Лучшая часть дороги.

От Житомира до Киева покрытие ужасное. Особенно объезд города Коростышева!

Короче, дорога утомительная и грузовиков много. Немало времени пройдет, пока сделают нормальную дорогу. Ремонты, которые делают, недостаточны».

Мы тоже видели: разметки на многих участках как не было, так и нет, езжай, куда и как хочешь, как на поле. В указателях не разобраться. Если случайно пропустишь, можешь заблудиться. По сторонам — идиллия. Сжатые поля, козочки, коровы. Кое-где пашут. Не на современных аккуратненьких тракторах, а плугом на лошадиной тяге. В деревнях у дороги сидят бабушки с картошкой, яблоками, луком, капустой. Мы остановились купить яблок, не подчиняющихся стандартам ЕС. Недавно после долгих дискуссий ЕС разрешил огурцам нестандартно кривиться. На заседаниях высокооплачиваемые чиновники долго разглядывали разложенные на столах огурцы и наконец разрешили.

«Почем ваши яблочки?» — «20 гривен ведро». Бабушка была на костылях и в косыночке. Купили. Расплачиваясь, я спросила: «А за кого голосовать будете?» — «Так мы ж було голосовали». — «Так то были другие выборы». — «А какая разница? Мы всегда, за кого скажуть, за того и голосуем». — «Кто скажет?» — «Так люди...» Вкус яблок примирял с жизнью и дальнейшей дорогой.

(Пограничники проявляют особую бдительность: открывают багажники и заставляют выгрузить их содержимое, очень внимательно разглядывают капот осматривают салон, фото: Униан)

Проехали почти 500 километров. Захотелось поесть горячего. Вот и ресторан. Остановились, зашли. Два часа дня. «Три борща, две порции дерунов. Воду. Потом кофеек». Друзья советуют — возьми 100 грамм водки. Не возражаю. Вскоре милая девушка, мелодично говорящая по-украински, приносит водку и сообщает, что весь борщ уже съели. Осталась одна солянка. Ладно, пусть солянка. Солянка была странной — белая и прозрачная, с отдельными вкраплениями мяса, но горячая. Вывод: солянку впредь будем есть в России, а борщ — исключительно в Украине. Деруны и хозяйская сметана безукоризненны. Пытались заказать добавку, но повар заартачился — «спецобслуживание». Обед обошелся в 140 гривен на троих. Возле ресторана стояли дорогие машины. Из них выходили накачанные персонажи в спортивных костюмах и барышни на высоких каблуках, а мимо проезжали телеги, запряженные лошадьми, и пастух безмятежно гнал на дневную дойку стадо коров. До Чопа оставалось 300 километров с небольшим.

Город Стрый хорош, как благородно состарившаяся красавица, которая никогда не колола ботокс и не делала подтяжек. Вот только кое-где подмазать, подкрасить, подлечить. Стрыю 625 лет, в 1431-м он получил Магдебургское право. Архитектурой напоминает провинциальные городки Венгрии, Польши, Чехии, Австрии и Словакии. Еще бы! Много десятилетий город был сперва польским, потом австро-венгерским и только в 1939 году (по пакту Молотова — Риббентропа) стал советским. До сороковых годов XX века в Стрые было поровну поляков (34,5%) и евреев (35,6%). Украинцев — 28%. В 1941-м гитлеровцы расстреляли практически всех евреев. И уже в 1959-м 68% населения составляли украинцы, 30% — русские, другие национальности — 2%. Такая вот арифметика.

На горизонте виднелись Карпаты. Стемнело. На перевале — совсем темно, дорога не освещается. Пошел дождь, резко похолодало. Через часа полтора езды перевал позади. Захотелось перевести дух. Остановились у ресторана «Шатэ». Большое деревянное здание, наверху гостиница, внизу большой зал. Горит камин и приятно пахнет грибами. Закурили у машины. Подошел молодой человек в черном плаще. Он сообщил, что до границы не меньше 100 километров, а в Берегове и Чопе — огромные очереди. Он был убедителен, и мы было подумали, а не остаться ли на ночь. И все же решили — едем дальше.

Худо-бедно доехали до развилки. Налево Мукачево, направо — Чоп, Берегово — прямо. Пост ГАИ. Милиционер машет жезлом. Остановились. Водитель вышел из машины. «Вы превысили скорость на 12 км и наехали задним колесом на правую ограничительную линию». Если где-то и был знак ограничения скорости, то не подсвечивался и в темноте не был виден. Другие знаки на дороге тоже не всегда заметишь: либо темно, либо стоят так, что водителю при движении не видны. Проходит пять, десять, пятнадцать минут. Разговор водителя с гаишником продолжается. Поодаль — ярко освещенное здание. За столами сидят милиционеры, посетители входят и выходят. Наш водитель направляется в это здание, что-то достает из сумочки, протягивает сидящему за столом, кивает головой и возвращается к нам. «Ну что?» — «200 гривен». — «Почему?» — «Вот так. Сначала хотели 450, и надо было бы завтра идти в суд. Я вытащил из кошелька две купюры по сто гривен. Возражений не последовало». Мы испытали чувство облегчения, хотя давно от такого отвыкли. В Европе водителей тоже штрафуют за всевозможные грехи. И за скорость, и за проезд на красный свет, и за парковку в неположенном месте, и за превышение алкогольных промилле и т.д. Но полицейскому не придет в голову взять деньги из твоих рук. Таков порядок. Его блюдут — никто не хочет терять работу.

Чья граница на замке?

Часам к одиннадцати вечера добрались до границы. Как и следовало ожидать, никаких многочасовых очередей нет. Видимо, парень, который нам о них рассказывал, попросту заманивал в отель клиентов. Молодец, реклама — двигатель торговли. Украинскую часть границы прошли довольно быстро и оказались на нейтральной территории. Простояли на нейтральном мосту часа два с половиной. Он был похож на тот, на котором в фильме «Мертвый сезон» (1968) обменивали хорошего советского разведчика Ладейникова на плохого западного полковника Николса. Движение в четыре ряда: по краям — фуры, по центру — в обоих направлениях легковушки, плотно стоящие одна за другой. Чувствуешь себя, как в мышеловке. При движении фур мост расшатывает, становится не по себе. В 2008–2009 годах он был отреставрирован. Неужели архитекторы моста тогда не представляли, сколько разных автомобилей станет по нему ездить? То из одной, то из другой машины выходят водители, переговариваются друг с другом, как добрые знакомые, кто-то кого-то пропускает вперед. Похоже, челноки. Между машинами бродят стильно одетые девушки.

Въезд в Захонь (пограничный пункт на венгерской стороне) — в четыре ряда. Все очень медленно. Пограничники-венгры проявляют особую бдительность: открывают багажники и заставляют выгрузить их содержимое, очень внимательно разглядывают капот и заглядывают под него, у некоторых отковыривают обивку на дверях (редко), осматривают салон. Учителя из ЕС не зря старались. Потом пограничник удаляется в здание КПП, проверяет документы, смотрит в компьютер. После этих процедур, занимающих не менее получаса, большинству машин разрешают продолжить путешествие. Ну а уж те, кого отгоняют в сторону, подвергаются еще более тщательному досмотру.

Наступила наша очередь. «Документы, водка, сигареты?» — по-английски. «Пожалуйста, паспорта. Водки и сигарет — как положено по правилам». — «Сколько сигарет?» — «Нас трое — три блока». — «Вытаскивайте». Вытащили. Наш водитель куда-то удалился с сигаретами и пограничником. В КП ему показывали плакат на стене, он грустно качал головой. Вскоре мы увидели, как он с видом обреченного уносит сигареты за угол и возвращается без них. С пограничником вместе открывает и выгружает багажник. «Икра?» — «Нет». В чемодане лежала 200-граммовая баночка красной икры. «Проезжайте».

Как хорошо, что между странами ЕС больше нет границ.

Почти два часа ночи, настроения никакого. Оказалось, что блок сигарет можно провозить в поезде и по воздуху, а в авто — только 40 штук на брата. Такой порядок, как выяснилось, действует с июля 2009 года. Почему — никто не объясняет. Может, из-за челноков. Я пыталась найти эти правила в Интернете, но толком ничего так и не обнаружила. Наши сигареты пришлось подарить водителю-венгру, пересекавшему границу в направлении Украины.

 
(Старая готическая улочка в баварском городке недалеко от Мюнхена, фото: SHUTTERSTOCK)

Членство в ЕС: в чем польза?

Запутавшись в развязках, мы заблудились, но минут через сорок добрались до гостиницы в городке Кишварда. Открыл заспанный портье, выдал ключи и удалился со словами: «Для чая и кофе слишком поздно. Завтрак с семи до десяти».

В пути мы продрогли и попытались принять горячий душ. Не тут-то было. Горячая вода появилась только утром. Гостиница состоит из трех небольших построек, есть парковка, комнаты небольшие, скромно обставленные. В каждой три-четыре кровати, белье самое дешевое. Ничего лишнего. Тем не менее, как рассказала утром управляющая, отель приносит хороший доход — близко от границы. Во время летних отпусков и рождественских каникул полно гостей.

Наскоро позавтракав и заплатив больше, чем спросонья обещал ночной портье, поехали дальше. Скоро оказались на автобане. В Венгрии и Австрии платные дороги. Виньета на четыре дня стоит в Венгрии 7,5 евро. Столько же — австрийская на десять дней. Австрийский бензин дешевле, чем в Венгрии и других странах ЕС. Поэтому заправились ровно до границы.

Автобан — мечта водителя, недавно построен, покрытие прекрасное, появились стоянки со столиками и WC. Удивляться нечему: из 32 млрд. евро, выделенных пару лет назад на обустройство стран — новых членов ЕС, 40% идет в транспортный сектор. Дорога замечательная, но скучная. Все маленькие городки — в стороне, никаких бабушек с яблоками и капустой и в помине нет. По сторонам аккуратно сложенные валики сена, пока еще не убранный подсолнечник, который активно обклевывают птицы, трактора на пашне и коровы. Не коричневые с белым, как в Украине, а черные и, кажется, более упитанные.

Не останавливаясь, доехали до Будапешта. Объездной дороги пока нет. Будапешт поражает красотой и имперским величием. Город приводят в надлежащий столице вид. Мне довелось много лет прожить в Праге. Будапешт и Прага архитектурно похожи. Столица Чехии меньше, она выглядит прекрасной бутоньеркой в сравнении с Будапештом. Прагу и Будапешт не бомбили во Вторую мировую. В отличие от Варшавы, Киева, Дрездена, Кёльна. Фашисты оккупировали Чехию в 1939-м. Западные страны закрыли на это глаза. В Венгрии у власти был режим Хорти, поддержавший Гитлера. Советские танки стреляли по роскошному Будапешту в пятьдесят шестом, по центру Праги — в шестьдесят восьмом. Сегодня эти города оживают, серые цвета уступают место краскам, задуманным зодчими. Жизнь продолжается.

За Будапештом опять правильный и скучный автобан. Те же стоянки, заправки с ресторанами и кафе и т.д. Туалеты на заправках платные, с душем, если захочешь, с автоматами и вертушкой. Стоимость посещения включена в оплату посещения ресторана.

Другое время

Незаметно в вечерней темноте пересекли границу Австрии. Появились ярко освещенные заправки с кафе-ресторанами и отелями, космического вида, кажущиеся прозрачными, фабрики-заводы. Разметка на дороге светится, много дорожных ремонтов. Рабочие с лампочками на лбу, словно шахтеры. Дорожные указатели с повторами по нескольку раз, чтобы любой идиот увидел.

Когда указатели сообщили, что до немецкой границы меньше 50 километров, остановились поесть. Придорожный ресторан на заправке назывался «Розенбергер». Нам рассказали, что члены семьи родоначальника бизнеса погибли в концлагерях. Большое помещение, светло как днем. Вот супы, вот всевозможные закуски, салаты отдельно, а вот — главные блюда. Рядом — сладости и десерты. На льду — пиво, вино, вода. Официантки улыбаются. От изобилия выбора наступил кратковременный ступор. Как дикие люди, мы хватали тарелки, складывали и выкладывали обратно. «Всего не съешь, но стремиться к этому надо», — говорит мой друг в Киеве. Мы взяли разные блюда и передавали их по кругу. Выпили 250 граммов безукоризненного австрийского рислинга. Заплатили втроем 25 евро. Впрочем, еда — дело привычки и вкусовых ощущений. Кому нравится, кому — нет.

Добрались домой около часу ночи. В машине все еще пахло украинскими яблоками.

lugansk.proua.com


15 листопада 2010, 15:08




Схожі новини


На Закарпатті пройшли триденні командно-штабні навчання (ВІДЕО)

У Чопі обладнали машину для військових

Екс-голова Тячівської РДА запевнив, що виконає все обіцяне

Пореченков стріляв по українських військових у донецькому аеропорту (ВІДЕО)

Дев’ят сотень закарпатців змінили своє ім’я


АНДРІЙ КОЗЯР
12 грудня 2010, 18:50

ВИ ШЕ ДОБРЕ ПРОЇХАЛИ УКРАЇНУ ПОСТАВТЕ СВІЧКУ

Прокоментуй новину




     Код